О дряни

Читать стих «О дряни» Маяковского Владимира Владимировича можно на сайте. Маяковский-поэт был неотделим от Маяковского-гражданина. Для него поэтическое перо – мощный инструмент «горлана-главаря» в борьбе с той обывательской пеной, которая вышла на поверхность из-за спины молодого государства, когда еще не успела смолкнуть слава героев революции. Чиновников, засевших в учреждениях, равнодушных к кипучей деятельности страны, к ее трудовым будням, заботит лишь тихое, мирное, сытное существование в своих уютных кабинетах. Им не нужен ни пафос строительства нового общества, ни стройки, ни «необъятные российские нивы»- В патетику нового времени они поспешили вписаться, наскоро поменяв свое «оперенье» и повесили вместо иконы в окладе портрет идеолога революции – Карла Маркса в красной рамке. Замкнутый, пошлый мещанский мирок, где даже жену обыватель называет «товарищем Надей». Автор с грубым сарказмом говорит о «высоких» мечтах представителей нового света. Советский чиновник мечтает о «тыщах» и галифищах, его супруга, которая учится игре на пианино, – о балах в зале Реввоенсовета, чтобы щеголять там в платье, украшенном государственными эмблемами в виде серпа и молота. А орган советской печати, газета «Известия» служит подстилкой для котенка.

И самовар, и пианино, и канарейка, оголтело поющая под потолком – яркая зарисовка обывательского мирка с его благополучными обитателями. Саркастическая издевка автора достигает апогея в конце произведения, когда не выдержав наблюдать жизнь подобной «дряни», сам апологет революционных идей, Карл Маркс заорал, «разинув рот» и вынеся тем самым приговор самодовольному «мещанскому мурлу».

Текст стихотворения Маяковского «О дряни» можно скачать полностью и учить онлайн на уроке литературы в классе.

Слава. Слава, Слава героям!!!

Впрочем,
им
довольно воздали дани.
Теперь
поговорим
о дряни.

Утихомирились бури революционных лон.
Подернулась тиной советская мешанина.
И вылезло
из-за спины РСФСР
мурло
мещанина.

(Меня не поймаете на слове,
я вовсе не против мещанского сословия.
Мещанам
без различия классов и сословий
мое славословие.)

Со всех необъятных российских нив,
с первого дня советского рождения
стеклись они,
наскоро оперенья переменив,
и засели во все учреждения.

Намозолив от пятилетнего сидения зады,
крепкие, как умывальники,
живут и поныне
тише воды.
Свили уютные кабинеты и спаленки.

И вечером
та или иная мразь,
на жену.
за пианином обучающуюся, глядя,
говорит,
от самовара разморясь:
“Товарищ Надя!
К празднику прибавка –
24 тыщи.
Тариф.
Эх, заведу я себе
тихоокеанские галифища,
чтоб из штанов
выглядывать
как коралловый риф!”
А Надя:
“И мне с эмблемами платья.
Без серпа и молота не покажешься в свете!
В чем
сегодня
буду фигурять я
на балу в Реввоенсовете?!”
На стенке Маркс.
Рамочка ала.
На “Известиях” лежа, котенок греется.
А из-под потолочка
верещала
оголтелая канареица.

Маркс со стенки смотрел, смотрел…
И вдруг
разинул рот,
да как заорет:
“Опутали революцию обывательщины нити.
Страшнее Врангеля обывательский быт.
Скорее
головы канарейкам сверните –
чтоб коммунизм
канарейками не был побит!”

А вы хорошо знаете это стихотворение?