биография В.Я. Ерошенко пжжжжжж

Другое
1 ответ
Правильный ответ

Только факты:
Родился в семье крестьянина. Ослеп в раннем детстве. В 1899-1908 годах обучался в Московской школе для слепых детей, играл в Московском оркестре слепых. Встреча с Анной Шараповой открывает для талантливого молодого человека новые перспективы. Изучив международный язык эсперанто, он отправляется в 1912 году в Англию, где обучается в Королевском институте слепых, а затем, в 1914 году, в Японию, где учится в Токийской школе слепых. В Японии сближается с рядом известных литераторов, журналистов, революционеров. В частности, его другом был японский драматург Акита Удзяку‎. Изучив японский язык, печатал в японских журналах свои сказки и очерки. В результате встречи с Агнес Александер заинтересовался религией Бахаи и был первым переводчиком «Сокровенных Слов» Бахауллы на эсперанто.
В 1916—1919 годах жил и работал в Сиаме, Бирме, Индии. В 1919 вернулся в Японию, откуда был выслан в 1921 году по подозрению в большевизме. Прибыл во Владивосток, однако из-за Гражданской войны не смог выехать с Дальнего Востока. В 1921—1923 годах живет и работает в Китае. Преподавал эсперанто в Пекинском университете, общался с рядом китайских писателей, теснее всего с классиком китайской литературы Лу Синем, который написал о Ерошенко очерк и переводил его произведения на китайский язык. В 1923 году приехал из Китая в Германию, участвовал в конгрессе эсперантистов в Нюрнберге. С 1924 по 1929 год — в Москве.

В 1929—1930 годах совершает путешествие на Чукотку. По 1935 год живет и работает в Нижнем Новгороде и Москве. В 1935 году основывает первую в Туркмении школу для слепых близ города Мары, где остается до 1945 года. В 1946—1948 годах — преподаватель Московской школы слепых детей. В 1949—1951 живёт и работает в Ташкенте. В 1952 году, смертельно больной раком, переезжает в Обуховку и работает над последней книгой.

Как человек:
Философ-гуманист, рассказчик-импровизатор, поэт, музыкант, певец, шахматист, полиглот, знавший более десяти языков и объехавший полмира, он написал множество сказок, стихов, притч, баллад, легенд, очерков, рассказов. Его произведения пришли в Россию как переводы с японского и китайского языков, с языка эсперанто. В Японии его называли Эро-сан, в Китае – Айлосянькэ. Он хорошо известен на Востоке, хуже – на Западе, и менее всего – в своем отечестве…
Жители Обуховки Старооскольского уезда быстро перестали удивляться тому, что слепой Вася Ерошенко ориентируется по звукам не хуже, чем в отцовской хате, знает все тропинки в лесу, мальчишки охотно берут его в свои игры, а ныряет и плавает он лучше других. В девятилетнем возрасте Василий стал воспитанником «Московского общества призрения, воспитания и обучения слепых детей», освоил азбуку Брайля и, водя пальцем по точкам, читал, читал… Когда все книги из приютской библиотеки были прочитаны, стал сочинять сам. Выучившись играть на скрипке и гитаре, поступил в Московский хор и оркестр слепых. Каждый вечер выходил на сцену ресторана «Якорь». Заработанные деньги отдавал вечно безработному актеру, который читал ему Пушкина, Андерсена и Шекспира…
Два месяца занятий на курсах, и Ерошенко заговорил на языке эсперанто. Позже он изучит английский, французский, шведский, японский, китайский, пали, бенгали, туркменский, чукотский. А пока…
В 1912 году слепой музыкант один, без провожатого, отправляется в Лондонскую музыкальную академию для незрячих. В Лондоне он усиленно изучает английский язык и классическую музыку, посещает библиотеки и музеи, пишет сказки для детей на английском языке.
А манит его страна восходящего солнца – Япония! Вернувшись в Россию, он взялся за самостоятельное изучение японского языка. И в 1914 году журнал эсперантистов уже пишет: «Слепой господин Ерошенко, предпринявший в прошлом году поездку в Англию, отправляется теперь в Токио. Путешествует без поводыря». В Японии публикует свои стихи, притчи и рассказы на японском языке. Через год он уже в Сиаме: хочет “увидеть мир” и помочь своим незрячим братьям. Затем переезжает в Бирму, становится директором школы для слепых, заслушивается прекрасными буддистскими легендами. Но рвётся домой, узнав о революции в России и не представляя, как труден и долог будет его обратный путь – через Индию, Афганистан, Среднюю Азию. В Калькутте живёт в доме философа и поэта Рабиндраната Тагора, ведёт с ним на языке бенгали разговоры о духовном и материальном в буддизме и христианстве. А в монастырях общается с монахами на священном языке пали.
В 1919 году британские власти выслали его из Индии «как большевика»: отправили на корабле к белым во Владивосток. В Шанхае он бежал в надежде вернуться в любимую Японию. Но по решению японских властей его депортировали из страны – уже как красного шпиона. В полиции Василию раздирали веки, чтобы убедиться, что он действительно слеп. В порту Цурута его посадили на пароход, идущий во Владивосток. Едва сойдя на берег, Ерошенко отправился в центральную Россию. Но туда его не пустили: для новой власти человек, живший так долго на Востоке, непременно был английским или японским шпионом. В один из июльских дней 1921 года он пересек границу и по шпалам пошел в Харбин. Снова пытался пробиться в Россию, но пришлось остаться в Китае. Здесь писал свои “Рассказы увядшего листка”: о рабском труде рикши, о девочке, которую продали в публичный дом, чтобы купить лекарство ее брату, о горбунье-нищенке, влюбленной в дэнди. Свою тоску по близким людям, одиночество и печаль он отразил в названии вышедшей в Китае книги “Стон одинокой души”. И его услышал великий китайский писатель Лу Синь, пригласил к себе, стал другом и братом. Ерошенко поселился в пекинском доме писателя, стал преподавать – по-китайски и на языке эсперанто – русскую литературу в Пекинском университете.
Весной 1923 года он навсегда покинул Восток. Жил в Берлине, Нюрнберге, Лейпциге, Париже, Вене. Участвовал в XIV и XV Всемирных эсперанто-конгрессах, где получил премию за стихи на эсперанто. Учился в университетах Сорбонны и Геттингена. И все же в Европе он себя не находил, тоскуя по Востоку, по стране, где в небе царил его поводырь – солнце.
Когда Ерошенко вернулся на какое-то время в родное село, всё население Обуховки прошло через его дом: приходили слушать «слепого китайца», который объездил полмира.
В июне 1929 года Василий Ерошенко отправился на Чукотку, чтобы «почувствовать ее на ощупь». Пробыл на Крайнем Севере около года, помогал слепым, врачевал чукотских аборигенов методами восточной медицины, кому-то помог получить лечение на Большой земле, овладел искусством собирать собачью упряжку и ездил по тундре один, за много километров улавливая запахи жилья. Собирал народные сказания и написал цикл рассказов «Из жизни чукчей».
11 лет в далёкой Туркмении Ерошенко обучал маленьких туркмен видеть мир незрячими глазами. После войны преподавал в московских школах для слепых. Ездил в Якутию: услышать шум ночной тайги, голоса зверей. Мечтал о невероятном: пройти с собакой-поводырем от Обуховки до… Владивостока!
Доверчивый, интеллигентный, мягкий, он всем всё прощал: начальственную подозрительность, тайную слежку, запрет языка эсперанто и то, что в родной стране принимали его за чудака.
Василий Ерошенко умер в 1952 году, в родном селе под Старым Осколом, на 63-м году жизни. За три дня до смерти он закончил свое последнее литературное произведение, написанное по-русски. Зная о приближении конца, собрал свой архив, упаковал и написал завещание: передать Всероссийскому обществу слепых. Нагруженный доверху «ЗИС-5» вывез трехтонное наследие писателя из Обуховки в Старый Оскол. А потом по чьему-то преступному недосмотру или злой воле эти бумаги сожгли в котельной местного предприятия общества слепых.
На кладбище села Обуховка могилу В.Я. Ерошенко видно издалека. На плите – портрет выдающегося писателя, эсперантиста, путешественника, общественного деятеля, педагога. Годы его жизни: 1890 -1952. Рядом – могилы родителей, младшей сестры Неонилы, которая была рядом до его последнего вздоха. Была только сестра – умирал он в нищете и забвении.
Дом-музей Ерошенко – это не тот дом, в котором он жил когда-то. Сейчас можно лишь скорбеть по поводу того, что свидетельств времени сохранилось ничтожно мало. Не знали, не понимали, не ценили. И изменить теперь ничего нельзя. Можно лишь сберечь то, что осталось и что создано заботливыми руками сотрудников музея. И испытывать радость от того, что имя Ерошенко на Белгородчине становится всё более известным и почитаемым. Что пришло его время.
«Жил, путешествовал, писал» – читаем слова на подножии памятника, установленного рядом с домом-музеем Ерошенко в Обуховке, открытом 12 января 1990 г. Проходим в небольшие комнаты: старинная мебель, кровать, покрытая лоскутным одеялом, потускневшее от времени зеркало, гитара, начищенный до блеска самовар… Фотографии Василия Яковлевича, его родных. Заведующая музеем Светлана Абдуллина рассказывает о поэте, путешественнике Ерошенко так, как говорят о близком человеке, читает его стихи на языке эсперанто. Затаив дыхание, слушают её слабовидящие и незрячие экскурсанты. Задают вопросы, ощупывают экспонаты. В таком музее таким посетителям это разрешено – они же «видят» руками. Они, как и их великий собрат, твёрдо знают, что все люди – братья, и слепые могут жить и путешествовать в этом мире не хуже зрячих. Просто не каждый на такое решается.
В музейных витринах – документы той далёкой поры, толстые брайлевские тома и несколько тоненьких книжечек со стихами Ерошенко. Это переводы с китайского и японского языков. Их так мало, что щемит сердце. Как могло случиться так, что он стал более японским, нежели русским поэтом? Почему о жизни и творчестве великого слепого мы узнаём только сейчас и основные сведения о нём приходят к нам из восточных стран? Ведь именно в Японии вышло трехтомное собрание произведений Ерошенко, за которым последовали книги – его и о нем – на русском, китайском, японском, эсперанто. Появляются забытые произведения, рассыпанные когда-то по восточным и эсперантистским журналам. Они необычны, они волнуют, они тревожат.
… Великий Принц вскрывает свою грудь, чтобы кровью окропить Цветок Справедливости. Тигр могучей лапой открывает клетки, где томятся овцы, которые боятся свободы. Мальчик идет в Страну Мечты по Мосту Радуги. Орлы поднимаются все выше и выше, мечтая долететь до солнца…
Василию Ерошенко выпала трагическая судьба. В 1916 году он писал: «”Я слепой. Ослеп я четырех лет от роду. С мольбой, весь в слезах покинул я многоцветный мир солнца. К чему это, к добру или злу, я еще не знал. Ночь моя продолжается и не кончится до последнего моего вздоха. Но разве я проклинаю ее? Нет, вовсе нет!.. Если ясный день познакомил меня с миром людей, то ночь приобщила к Миру Божьему…»
Поводырём для поэта всегда было солнце. Он смог преодолеть свою вечную ночь и стал «более зрячим, чем многие зрячие». Он был слепым, но умел хранить и нести свет. Тот свет, который и сегодня помогает найти верную дорогу тем, кто поначалу просто не видел её.

4.1
Опубликовано 

Знаете ответ на этот вопрос?

Только зарегистрированные участники могут задавать и отвечать на вопросы.
закрыть