Опишите пожалуйста характер Есенина

Литература
2 ответа
Правильный ответ

По моему он был слабым и безвольным.

Опубликовано 
Правильный ответ

Мать пять лет не жила с нашим отцом, и Сергей все это время был на воспитании у дедушки и бабушки Натальи Егеевны. Сергей, не видя матери и отца, привык считать себя сиротою, а подчас ему было обидней и больней, чем настоящему сироте». (Есенина, 1975, с. 22,26.)
«Из-за этой самой раскованности и неуравновешенности в поведении у Сережи Есенина, единственного из всего класса в спас-клепиковской второклассной школе, была, по свидетельству учителя Евгения Хитрова, пятерка с двумя минусами по поведению, что сделало полностью невозможной для юноши работу по полученной в школе специальности учителя церковно-приходских школ в Рязанской губернии, как и во всех прочих российских губерниях». (Панфилов, 1996, с. 7.)
«Характер у Сергея был неровный, вспыльчивый. Но вспылив, он тотчас жe отходил — сердиться долго не мог… Вина Сергей выпивал мало, но очень быстро хмелел, становился раздражительным, неспокойным». (Есенина, 1968, с. 64, 69.)
[Конец 1912 г., письмо к М.П. Бальзамовой] «Я не вынес того, что про меня Роптали пустые языки, и… теперь оттого болит моя грудь. Я выпил, хотя и не очень много, эссенции. У меня схватило дух и почему-то пошла пена; я был в сознании, но передо мной немного все застилалось какою-то мутной дымкой, потом — я сам не знаю почему, — вдруг начал пить молоко, и все прошло, хотя не без боли. Во рту у меня обожгло сильно, кожа отстала, но потом опять прошло, и никто ничего не узнал». tcH, 1975. с. 259.)

[Весна 1918 г.] «Помнится мне, — рассказывает Андрей Белый, — как Есенин появился в Москве… Тогда его бывшие друзья меня предупреждали, что у Есенина появились тревожные симптомы, нервная расшатанность и стала появляться, как исход, как больные искания, склонность к вину, и просили обратить внимание». (Панфилов, 1996, с. 50.)

«До 1922 года Есенин не был даже пьяницей. Употребление им алкоголя тогда было социально обусловленным и полностью подчинялось самоконтролю. В 1922—23 годах пьянство было налицо: Есенин искал любой предлог, чтобы принять большие дозы алкоголя ради самого опьянения. В 1924—25 годах уже имелся полный набор основных симптомов, позволяющий ставить диагноз хронического алкоголизма (включая палимпсесты, т.е. частичные провалы памяти, галлюциноз и белую горячку)… Раньше, как отмечали его друзья, он мог притворяться более пьяным, чем был на самом деле, теперь же было все наоборот. Если раньше его хулиганские выходки были нередко игрой, своего рода саморекламой, то теперь они чаще свидетельствовали о полной потере контроля над своим поведением в опьянении». (Мирошниченко, 1998, с. 230, 224.)

[Конец 1923 г. После товарищеского суда в Доме печати Есенин] «…был вынужден лечь в санаторий для нервнобольных на Большой Полянке, дом №42… [В ноябре-декабре 1925 г. Есенин лечился в санаторном отделении клиники известного психиатра П.Б. Ганнушкина, который] …поставил точный, проверенный на больном диагноз: Есенин страдает ярко выраженной меланхолией». (Ройзман, 1973, с. 202, 258.)

[1923 г.] «Вот поэт подошел вплотную к своей крайней черте, когда в воображении к этому времени уже тяжело больного человека появились “преследователи”. Однажды, когда ему показалось, что “преследователи” подобрались к Пречистенке, он спрыгивает со второго этажа и заставляет извозчика гнать во весь опор, чтобы оторваться от “преследователей”. Поэт запасается длинной веревкой и рассказывает, не скрывая своего торжества, как будет по этой веревке спускаться с седьмого этажа, чтобы оставить с носом своих “преследователей”». (Панфилов, 1996, с. 13.)

«Прослыл Есенин скандалистом просто потому, что он, напившись, действительно поднимал невозможные скандалы, и московская милиция не была в силах, принимая, видно, во внимание, что имеет дело “с величайшим лириком нашей современности”, укрощать “великого алкоголика”. Дошло дело до того, что Есенин из-за своих скандалов должен был предстать перед судом товарищей-литераторов, которые ничего другого предложить ему не могли, как отправиться в психиатрическую больницу лечиться… Есенин был не только душевнобольной человек, но и душевнобольной поэт и, вероятнее всего, что поэт наш наложил на себя руки в припадке заострившегося своего психоза». (Талант, 1926а, с. 123, 130, 132.)
[В американском издании биографии С. Есенина приведена фотокопия следующего документа] «Есенин лег в клинику 1-го МГУ 26 ноября 1925 г. В его истории болезни, заведенной 5 декабря,
был указан диагноз: “Delirium trem ens/, Hallu/cinations/, с XI. 1925 (Шумилин, 1990, с. 711.)

«Лечение в клинике было рассчитано на два месяца, но уже через две недели Сергей сам себе наметил, что не пробудет здесь более месяца. Здесь же принял окончательное решение не возвращаться к Толстой и уехать из Москвы в Ленинград… Под предлогом каких-то дел 21 декабря Сергей ушел из клиники. Случаи, когда по делам Cepгея выпускали из клиники, были и раньше, но выпускали его с врачом, и он в тот же день возвращался. На этот раз он не вернулся». (Есенина, 1968, с. 81—82.)

«…Основой личности Есенина были определенные черты характера, которые доминировали в нем с раннего детства. Речь идет о психической нестабильности, неуравновешенности, беззаботностни, поступках по первому побуждению, капризности, слабоволии, некоторой детскости суждений, отсутствии длительных эмоциональных связей, эгоцентризме, отсутствии настойчивости, неспособности к кропотливому, не окрашенному положительными эмоциями труду, невыносливости к требованиям повседневной жизни. Это все то, что составляет особое психическое расстройство, именуемое психическим инфантилизмом. На фоне последнего был хронический алкоголизм, часто встречающийся у подобных людей». (Буянов, 1995, с. 92-93.)

Опубликовано 

Знаете ответ на этот вопрос?

Только зарегистрированные участники могут задавать и отвечать на вопросы.
закрыть